Суд признал право на проживание за сожительницей («гражданской женой») и обязал муниципальную администрацию заключить с ней договор социального найма

Администрация муниципального образования городское поселение Кандалакша Кандалакшского района (далее — администрация) обратилась в суд с исковым заявлением к Кокиной С.С. о ее выселении из квартиры. Заявление мотивировано тем, что жилое помещение является муниципальной собственностью. Согласно справке формы №9 в квартире никто не зарегистрирован, ранее ее занимал наниматель, который умер, в настоящее время в квартире проживает ответчик Кокина С.С. В отношении Кокиной С.С. решения о предоставлении жилого помещения органы местного самоуправления не принимали, вселилась она самовольно, следовательно, проживает по указанному адресу незаконно. Ответчику было вручено предупреждение об освобождении жилого помещения, однако требование она не исполняет, помещение не освобождает, ключ от квартиры не передает.

Ссылаясь на положения статей 30, 83 Жилищного кодекса Российской Федерации, статью 304 Гражданского кодекса Российской Федерации истец просил суд выселить Кокину С.С. из квартиры.

В свою очередь Кокина С.С. обратилась в суд со встречным иском к Администрации о признании членом семьи нанимателя жилого помещения и заключении договора социального найма. В обоснование своих требований указала, что она проживала (сожительствовала) с умершим нанимателем жилого помещения, брак в установленном порядке зарегистрирован не был. Вместе с тем, все указанное время они проживали одной семьей, вели общее хозяйство. Она осуществляла уход за заболевшим сожителем вплоть до самой смерти. Перед смертью нанимателя они решили зарегистрировать брак, сожитель оплатил государственную пошлину, однако зарегистрировать отношения не успели по причине его смерти. В настоящее время она не работает, на учет в ЦЗН (центр занятости населения) не принимают в связи с отсутствием регистрации по месту жительства, в связи с чем с момента смерти сожителя внесла плату за коммунальные платежи только один раз. В последние годы обращалась в администрацию с заявлением о принятии на учет в качестве нуждающейся в жилом помещении, однако получила отказ. Ссылаясь на положения статьи 69 Жилищного кодекса Российской Федерации, учитывая, что она была вселена нанимателем в жилое помещение в качестве жены, вела с ним общее хозяйство, просит суд признать ее членом семьи умершего сожителя и обязать администрацию муниципального образования городское поселение Кандалакша заключить с ней договор социального найма.

В судебном заседании представитель Администрации Андреева Ю.А. поддержала первоначальный иск по изложенным в нем основаниям, возражала против удовлетворения встречного иска по изложенным в письменном отзыве основаниям. Дополнительно отметила, что брак между умершим нанимателем и Кокиной С.С. не зарегистрирован, в материалах дела отсутствует оформленное надлежащим образом согласие нанимателя и наймодателя на вселение Кокиной С.С. в качестве члена семьи, ведение общего хозяйства основано только на свидетельских показаниях, по квартире числится задолженность по уплате коммунальных платежей.

Из объяснений сторон следует, что Кокина С.С. по настоящее время проживает в спорном жилом помещении. При этом занимаемая Кокиной С.С. квартира находится в муниципальной собственности.

В соответствии с частью 1 статьи 288 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту — ГК РФ), собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему жилым помещением в соответствии с его назначением.

В соответствии со статьей 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения, согласно статье 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, даже если эти нарушения не были соединены с лишением владения.

Согласно статье 1 Федерального закона от 29.12.2004 №189-ФЗ «О введении в действие Жилищного Кодекса Российской Федерации» Жилищный Кодекс Российской Федерации был введен в действие с 01.03.2005.

По правилам статьи 5 указанного закона, к жилищным отношениям, возникшим до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, Жилищный кодекс Российской Федерации применяется в части тех прав и обязанностей, которые возникнут после введения его в действие, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

Поскольку правоотношения сторон по пользованию спорным жилым помещением возникли до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, то есть до 01.03.2005, и носили длящийся характер, то при разрешении настоящего спора, суд применил правила как Жилищного кодекса РСФСР, так и Жилищного кодекса Российской Федерации.

В соответствии с частью 2 статьи 1, статьей 3 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее — ЖК РФ) граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими. Граждане свободны в установлении и реализации своих жилищных прав в силу договора и (или) иных предусмотренных жилищным законодательством оснований. Граждане, осуществляя жилищные права и исполняя вытекающие из жилищных отношений обязанности, не должны нарушать права, свободы и законные интересы других граждан. Никто не может быть выселен из жилища или ограничен в праве пользования жилищем, иначе как по основаниям и в порядке, которые предусмотрены настоящим кодексом, другими федеральными законами

В соответствии со статьей 10 ЖК РФ жилищные права и обязанности возникают из оснований, предусмотренных настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными правовыми актами, а также из действий участников жилищных отношений, которые хотя и не предусмотрены такими актами, но в силу общих начал и смысла жилищного законодательства порождают жилищные права и обязанности.

Согласно статье 49 ЖК РФ по договору социального найма предоставляется жилое помещение государственного или муниципального жилищного фонда.

В соответствии со статьей 60 ЖК РФ по договору социального найма жилого помещения одна сторона — собственник жилого помещения государственного жилищного фонда или муниципального жилищного фонда (действующие от его имени уполномоченный государственный орган или уполномоченный орган местного самоуправления) либо управомоченное им лицо (наймодатель) обязуется передать другой стороне — гражданину (нанимателю) жилое помещение во владение и в пользование для проживания в нем на условиях, установленных настоящим Кодексом.

Пользование жилым помещением по договору социального найма осуществляется в соответствии с Жилищным кодексом РФ, договором социального найма данного жилого помещения (ч. 1 ст. 61 ЖК РФ). В силу ч. 1 ст. 63 ЖК РФ договор социального найма жилого помещения заключается в письменной форме на основании решения о предоставлении жилого помещения жилищного фонда социального использования.

На основании части 1 статьи 35 ЖК РФ, в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором, или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить соответствующее жилое помещение (прекратить пользоваться им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником соответствующего жилого помещения, не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Согласно части 3 статьи 11 ЖК РФ защита жилищных прав осуществляется путем признания жилищного права, а также путем прекращения или изменения жилищного правоотношения.

В соответствии со статьей 53 ЖК РСФСР члены семьи нанимателя, проживающие совместно с ним, пользуются наравне с нанимателем всеми правами и несут все обязанности, вытекающие из договора найма жилого помещения. Совершеннолетние члены семьи несут солидарную с нанимателем имущественную ответственность по обязательствам, вытекающим из указанного договора. К членам семьи нанимателя относятся супруг нанимателя, их дети и родители. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, а в исключительных случаях и иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя, если они проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство. Если граждане, указанные в части второй настоящей статьи, перестали быть членами семьи нанимателя, но продолжают проживать в занимаемом жилом помещении, они имеют такие же права и обязанности, как наниматель и члены его семьи.

Согласно статье 54 ЖК РСФСР наниматель вправе в установленном порядке вселить в занимаемое им жилое помещение своего супруга, детей, родителей, других родственников, нетрудоспособных иждивенцев и иных лиц, получив на это письменное согласие всех совершеннолетних членов своей семьи. На вселение к родителям их детей, не достигших совершеннолетия, не требуется согласия остальных членов семьи. Граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Таким образом, законодателем до 01.03.2005 было установлено, что иные граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами статьи 54 ЖК РСФСР, т.е. при получении на их вселение письменного согласия всех совершеннолетних членов семьи нанимателя, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (статья 53), проживают совместно с нанимателем и ведут с ним общее хозяйство и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ним членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

В силу статьи 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке. Члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности.

Согласно статье 70 ЖК РФ наниматель с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, вправе вселить в занимаемое им жилое помещение по договору социального найма своего супруга, своих детей и родителей или с согласия в письменной форме членов своей семьи, в том числе временно отсутствующих членов своей семьи, и наймодателя — других граждан в качестве проживающих совместно с ним членов своей семьи. Наймодатель может запретить вселение граждан в качестве проживающих совместно с нанимателем членов его семьи в случае, если после их вселения общая площадь соответствующего жилого помещения на одного члена семьи составит менее учетной нормы. На вселение к родителям их несовершеннолетних детей не требуется согласие остальных членов семьи нанимателя и согласие наймодателя.

Таким образом, законодателем после 01.03.2005 установлено, что равные с нанимателем права и обязанности имеют члены семьи нанимателя и также другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, которые признаются членами семьи нанимателя, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство и иные лица, которые могут быть признаны членами семьи нанимателя в судебном порядке, вселенные нанимателем при наличии письменного разрешения на их вселение членов семьи нанимателя и наймодателя.

Из пункта 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 №14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» следует, что согласно части 2 статьи 69 ЖК РФ члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма имеют равные с нанимателем права и обязанности независимо от того, вселялись ли они в жилое помещение одновременно с нанимателем или были вселены в качестве членов семьи нанимателя впоследствии. Члены семьи нанимателя имеют, в частности, следующие права: бессрочно пользоваться жилым помещением (часть 2 статьи 60 ЖК РФ); сохранять право пользования жилым помещением в случае временного отсутствия (статья 71 ЖК РФ); изменения договора социального найма (статья 82 ЖК РФ), расторжения договора социального найма (часть 2 статьи 83 ЖК РФ).

Дееспособные и ограниченные судом в дееспособности члены семьи нанимателя жилого помещения несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма (обязательства по сохранности жилого помещения и поддержанию его в надлежащем состоянии, по текущему ремонту жилого помещения, по внесению платы за жилое помещение и коммунальные услуги (часть 3 статьи 67 ЖК РФ).

Согласно пункту 25 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 №14, разрешая споры, связанные с признанием лица членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, судам необходимо учитывать, что круг лиц, являющихся членами семьи нанимателя, определен частью 1 статьи 69 ЖК РФ. К ним относятся:

а) супруг, а также дети и родители данного нанимателя, проживающие совместно с ним;

б) другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

Под ведением общего хозяйства, являющимся обязательным условием признания членами семьи нанимателя других родственников и нетрудоспособных иждивенцев, следует, в частности, понимать наличие у нанимателя и указанных лиц совместного бюджета, общих расходов на приобретение продуктов питания, имущества для совместного пользования и т.п.

Для признания других родственников и нетрудоспособных иждивенцев членами семьи нанимателя требуется также выяснить содержание волеизъявления нанимателя (других членов его семьи) в отношении их вселения в жилое помещение: вселялись ли они для проживания в жилом помещении как члены семьи нанимателя или жилое помещение предоставлено им для проживания по иным основаниям (договор поднайма, временные жильцы). В случае спора факт вселения лица в качестве члена семьи нанимателя либо по иному основанию может быть подтвержден любыми доказательствами (статья 55 ГПК РФ).

В соответствии с частью 1 статьи 69 ЖК РФ членами семьи нанимателя, кроме перечисленных выше категорий граждан, могут быть признаны и иные лица, но лишь в исключительных случаях и только в судебном порядке. Решая вопрос о возможности признания иных лиц членами семьи нанимателя (например, лица, проживающего совместно с нанимателем без регистрации брака), суду необходимо выяснить, были ли эти лица вселены в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя или в ином качестве, вели ли они с нанимателем общее хозяйство, в течение какого времени они проживают в жилом помещении, имеют ли они право на другое жилое помещение и не утрачено ли ими такое право.

В пункте 27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 №14 разъяснено, что вселение в жилое помещение новых членов семьи нанимателя, согласно части 2 статьи 70 ЖК РФ, влечет за собой необходимость внесения соответствующих изменений в ранее заключенный договор социального найма жилого помещения в части указания таких лиц в данном договоре. Вместе с тем несоблюдение этой нормы само по себе не является основанием для признания вселенного члена семьи нанимателя не приобретшим права на жилое помещение при соблюдении установленного частью 1 статьи 70 ЖК РФ порядка вселения нанимателем в жилое помещение других граждан в качестве членов своей семьи.

В соответствии с частью 2 статьи 3 Закона Российской Федерации от 25 июня 1993 года №5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» регистрация или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, законами Российской Федерации, Конституциями и законами республик в составе Российской Федерации.

Частью 1 статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации установлено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Принимая решение, суд учитывает, что сам факт регистрации лица на жилую площадь является административным актом и не означает наличия либо отсутствия права на жилую площадь, а является одним из доказательств, которое должно оцениваться судом в совокупности со всеми обстоятельствами дела.

Одновременно суд учитывает, что в силу вышеприведенных норм возникновение у гражданина права на жилое помещение в домах государственного и общественного жилищного фонда законодатель связывал с наличием законного основания для предоставления жилого помещения, фактическим вселением гражданина в жилое помещение, проживанием в нем в качестве нанимателя или члена его семьи.

Исходя из смысла статей 53, 54 ЖК РСФСР юридически значимыми обстоятельствами по данному делу являются: факт вселения лица с согласия нанимателя в жилое помещение в качестве члена семьи нанимателя, наличие письменного согласия членов семьи нанимателя на вселение иного лица, проживание в жилом помещении в качестве члена семьи нанимателя, ведение с нанимателем общего хозяйства, длительность совместного проживания.

При рассмотрении дела установлено, что умерший сожитель, как наниматель жилого помещения, не зарегистрировал Кокину С.С. по месту жительства, также не был зарегистрирован и брак между ними.

Вместе с тем, в ходе судебного заседания нашел подтверждение факт того, что фактически Кокина С.С. была вселена нанимателем в жилое помещение в качестве члена его семьи, поскольку между нанимателем и Кокиной С.С. имелись продолжительные фактические брачные отношения.

В судебном заседании Кокина С.С. пояснила, что с умершим нанимателем совместно проживала в квартире из муниципального фонда социального жилья, как муж и жена, вели общее хозяйство, имели совместный бюджет, проживали совместно до его смерти. Оба работали, она уборщицей, посудомойщицей, он — сварщиком, деньги были общие, в выходные ездили отдыхать к родителям. Ее дети были зарегистрированы и проживали у бабушки и дедушки, но часто приходили друг к другу в гости, совместных детей не было, у него детей от первого брака также не было. Предметы мебели покупали с рук, поскольку так было дешевле, делали в квартире косметический ремонт. Вопросами оплаты коммунальных платежей занимался покойный наниматель, она готовила еду и ухаживала за квартирой. Несколько лет назад сожитель перестал работать из-за болезни, ее зарплаты не хватало на оплату всех платежей. Сожитель предпринимал попытки регистрации Кокиной С.С. в квартире, однако ему пояснили, что зарегистрировать можно только родственников — мать, жену и детей. Брак зарегистрировать не успели из-за смерти сожителя.

Из показаний младшего брата покойного, допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля, следует, что Кокина С.С. проживали в квартире его брата гражданским браком, вели общее хозяйство, он с матерью часто приходили к ним в гости, отмечали совместно дни рождения, праздники. Брат представлял Кокину С. как супругу, она называла свекровь мамой. Брат с Кокиной С.С. жили как муж и жена, вели совместный быт, покупали мебель, ездили совместно отдыхать, жили без разногласий, любили друг друга. Во время болезни брата Кокина С.С. ухаживала за ним, затем организовывала его похороны.

Из показаний соседа, допрошенного в судебном заседании в качестве свидетеля, следует, что Кокину С.С. он знает как соседку, постоянно видел проживающих гражданским браком соседей возле дома, помогал заносить в квартиру стиральную машину, видел у них в гостях брата и мать, которые общались с Кокоиной С. как с женой своего родственника. Пояснил, что одна из комнат в квартире использовалась как гостиная, вторая как спальня. Во время болезни Кокина С. ухаживала за своим гражданским мужем в основном одна, иногда просила его помочь.

Из показаний сына Кокиной С.С, допрошенного в судебном заседании следует, что когда он закончил первый класс, они с мамой и сестрой проживали у бабушки и дедушки, а затем мать стала проживала с «отчимом», а он с сестрой остались проживать в квартире у бабушки и дедушки, так как им было удобнее ходить в школу, но часто приходили к маме с «отчимом», а мама приходила к ним вместе с ним. После окончания школы он около двух лет проживал у мамы и «отчима», жили они хорошо, бюджет у мамы и «отчима» был совместный, вели совместное хозяйство, вместе проводили время, гуляли. Поддерживали отношения с родителями «отчима», часто ездили в гости по их приглашению. Утверждал, что Кокина С.С. ухаживала за покойным во время болезни, после его смерти продолжает проживать в его квартире, никто из родственников покойного ей в этом не препятствовал.

Показания свидетелей согласуются с объяснениями Кокиной С.С, никем не опровергнуты, доказательств обратного суду не представлено, оснований не доверять показаниям свидетелей у суда не имеется.

Кокина С.С. представила суду справку ГОБУЗ «Кандалакшская ЦРБ» , выданную для предъявления в ЗАГС о том, что ее гражданский муж наблюдается на дому, нетранспортабелен, а также предоставила квитанцию банка об оплате государственной пошлины за регистрацию брака.

Анализируя изложенные обстоятельства, суд пришел к выводу, что истцом по встречному иску доказан факт вселения и постоянного проживания на спорной жилой площади в качестве члена семьи нанимателя, поскольку между ними имели место фактически брачные отношения, продолжительное ведение с нанимателем совместного хозяйства с момента вселения в квартиру и до смерти нанимателя.

Учитывая, что покойный являлся единственным нанимателем жилого помещения, он был вправе единолично вселять в занимаемое жилое помещение иных лиц в качестве членов своей семьи.

Оценивая в совокупности представленные доказательства, суд пришел к выводу о том, что с учетом факта вселения Кокиной С.С. в квартиру в качестве члена семьи нанимателя и совместным проживанием в квартире длительный период времени, более восемнадцати лет до момента смерти нанимателя, ведения с ним совместного хозяйства, наличия общего бюджета, отсутствия какого-либо письменного соглашения, ограничивающего права истца в отношении указанного жилого помещения, имеются основания для признания Кокиной С.С. членом семьи покойного. Вследствие этого Кокина С.С. не может быть выселена из жилого помещения, поскольку, как член семьи нанимателя, в силу статьи 54 ЖК РСФСР приобрела равное с сожителем право на пользование жилым помещением.

Сам по себе факт отсутствия регистрации Кокиной С.С. не может служить основанием к отказу в удовлетворении встречного иска, поскольку материалами дела подтверждается, что ее вселение и проживание в квартире было постоянным в качестве члена семьи нанимателя.

Принимая решение суд также учел, что спорная квартира является для Кокиной С.С. единственным жилищем, иного жилого помещения она не имеет.

При таких обстоятельствах, встречные исковые заявления Кокиной С.С. о признании ее членом семьи нанимателя и обязании заключить договор социального найма подлежат удовлетворению, в связи с чем первоначальные требования администрации муниципального образования городское поселение Кандалакша о выселении Кокиной С.С. из жилого помещения удовлетворению не подлежат.

Суд обязал администрацию муниципального образования городское поселение Кандалакша Кандалакшского района заключить с Кокиной С.С. договор социального найма жилого помещения.